Повесть «ПРЕОДОЛЕНИЕ» Глава 2. Часть 1.

2777_300Никогда в жизни ничего не ждала так долго. Момент ожидания, который я пережила в тот момент, казался для меня вечностью.  Мне казалось момент ожидания не закончится никогда. К концу недели я, вроде бы, успокоилась. Убедила себя, что ждать нечего. Он мне никто, мы даже не целовались, он старше меня и у него вообще может быть есть девушка, о которой я и знать не знаю, а я жду его здесь да еще и надеюсь на счастливый конец всей этой истории. Да, я наивная, мне же еще 20 лет, мне еще набивать и набивать шишки на свою голову.

Настал понедельник и на большаке в 12.50 зазвонил телефон, я достала телефон и меня как будто сразила молния, на телефоне высветилось «Паша».  Я смотрела на надпись и не понимала, что мне делать. Я уже начала убеждать себя в том, что пора его забыть, что он мне никто, и вся эта история — всего лишь красивый сон, но телефон продолжал звонить и я понимала, что абонент на другом конце провода догадывается о том, что я вижу, что он звонит. Пашка прекрасно знал все мое расписание и перемены и вообще все знал. Я почувствовала себя дурой, доверчивой дурой и мне так хотелось зареветь, потому что я чувствовала себя такой преданной. Но это слабость была секундной, и уже в следующую секунду я приняла решение взять трубку, чего бы мне этого не стоило. На удивление с воскресенье на понедельник я прекрасно выспалась и в понедельник в универ пришла даже не в ужасном настроении. Я нажала на зеленую кнопку и поднесла телефон к уху, собрав всю волю в кулак я ответила -«Алло», хотя обычно отвечала весело и с задором -«Привет, Пашка!». В ответ я услышала спокойное  — «Привет, котенок!», — с интонацией, как будто он никуда не пропадал на неделю и не получал мои гневные смс и миллион неотвеченных звонков, за это я его еще больше ненавидела, но старалась сдержать себя, потому что ругаться я все равно не умею, тем более посреди перемены в столовой не хотелось устраивать никаких истерик. Я ответила спокойно -«Привет», и продолжала молчать, потому что я уже ничего не понимала в этой жизни. Я не могла поверить тому, что можно вот так просто взять и пропасть, а потом взять и появиться вновь, как будто ничего не произошло. И только одно слово крутилось у меня в голове -«Засранец, засранец, засранец, засранец». В голосе у Пашки не было ни нотки огорчения или сожаления, он спокойно сказал -«Я встречу тебя вечером как обычно, ок!». Я не могла ему отказать, потому что эти люди вокруг, если я и решу выяснять с ним отношения, то только наедине, поэтому ответив -«Хорошо!», — я повесила трубку и продолжила поедать свой обед, как ни в чем не бывало. Но сердце в этот момент стучало так сильно, что этот стук отдавал в голову, в уши, казалось все слышали этот стук, он отдавал в глотку, комок как будто застрял у меня в горле и я хотела разрыдаться, но нашла в себе силы успокоиться и доесть. Я ненавижу когда подружки из группы начинают меня расспрашивать кто звонил, тебя сегодня встречают или еще миллион вопросов про твою личную жизнь. Я вроде бы и общительная, но моя личная жизнь — это моя личная жизнь, и я рассказываю только то, что считаю нужным и только тем, кому доверяю на 200%. У меня много друзей, но прямо друзей-друзей мало, да и делать личную жизнь общим достоянием не хочется. В универе ведь девочки хранят секреты группами, человек по 40, даже шутка такая есть, и я это прекрасно зная, всегда помалкивала. Меня не очень сильно интересовало что творилось у них и сама не сильно делилась своими переживаниями.